черные брови карие очи минус

Источник

Это началось, как и все судьбоносные события, в один ничем не примечательный день. Я тогда жила как и все девушки моего возраста. Нормальная студентка биофака, девятнадцати лет от роду. Много думала о парнях, меньше — об учебе. Студенты — они и на луне студенты. Пьянки, гулянки, диско и танцы. Плюс еще лекции, зачеты и экзамены. Но кто будет думать о таких мелочах раньше сессии? А до нее еще оставалось три с лишним месяца, и можно было расслабиться.

В тот день я совсем недавно вернулась с рынка. Мама с дедом на тот момент отдыхали на Кипре, и я оставалась почти сама себе хозяйка. Деньги мне дедушка оставил, но по хозяйству приходилось все делать самой. Покупать, готовить, стирать, гладить, убирать. Все это ужасно занудно. И хозяйничать я не очень люблю. С другой стороны, можно устроить пару вечеринок для приятелей. И никто не будет действовать мне на нервы. Но придется натащить продуктов. Это я и сделала, и сейчас чувствовала себя чемпионом среди тяжеловозов. Очень хорошо начинаешь понимать вьючных ослов после визита на оптовый рынок.

Телефон противно запищал, и я привычно сморщила нос. Терпеть не могу телефоны! Все мои подруги используют их для того, чтобы потрепаться, а меня это бесит, бесит, бесит!!! Лично я считаю, что разговаривать нужно лицом к лицу. И никак иначе. Моя теория такова — любой, даже самый пустой, разговор должен вестись глаза в глаза. Иначе ты можешь наговорить собеседнику такого, что потом год не расхлебаешь. К тому же видеотелефоны в нашем городе пока не появились и появятся только в следующем веке. Так что черт его разберет — кто сидит рядом с твоим собеседником. А ведь может сидеть. Может! Я и сама однажды сидела и слушала, какой ушат помоев вылила на мою голову одна из лучших подруг. И такая я, и сякая, и с Андрюшкой Томилиным в туалете целовалась… И гнусная это была неправда! Вовсе мы даже с ним не целовались! Просто мы водку

Источник

Понятно, что взрываться громадный Колыван бы не стал, но взбесившись, мог бы наделать изрядно шума и проблем. И лучше бы так и случилось. Лучше бы он взбесился. Потому что «запределье» встретило нас весьма неласково, приложив прямо с порога.

Закрутившиеся спиралью бесчисленные звезды разом вспыхнули, послышался протяжный гул, в котором почти потонул голос Орбита продолжающего отсчет. И едва только я услышал «один», как звездное небо разлетелось тысячей кусков, наша невесомость закончилась, и мы вновь почувствовали влияние гравитации.

По глазам резанул яркий солнечный свет. Я успел с облегчением заметить знакомое синее небо и перистые белые облака, затем в глазах все бешено закрутилось, и мы рухнули вниз. Затрубившие мамонты не устояли и боками навалились на тонкие опоры бревенчатой клети.

— Держись! – на последнем слоге выкрика осознал, что все это время уже слышу четкие и уверенные команды со всех сторон. Причем полностью противоположные моим дилетантским призваниям.

Режущий уши крик, мимо промелькнула большая оранжевая тень, ушедшая крутым виражом в сторону. На чешуйчатой спине я различил несколько прижавшихся фигур игроков. Тут и меня дернуло следом за крепко ухватившейся за мою руку Бедой. Из крутящейся в воздухе клети мы вылетели в обнимку, втроем, и я еще успел заорать, что есть сил:

Перед глазами мелькнула бурая земля с зелеными пятнами. Кира держалась за меня, я держался за Тирана, легендарный волк выл во всю глотку, выражая свое крайнее неудовольствие подобным способом путешествия.

От оставшейся чуть выше клети отлетали обломки дерева, изнутри выпрыгивали игроки, вываливались животные. Один из белых носорогов со странным изумленным мычанием улетел к земле стремительно как бомба, нацелившись рогом вниз. Все это быстро нас догоняло, превосходя по тяжести и стремительности.

На нас падал мамонт Колыван, су

Источник

Князь Угличский

До столицы добирались всего неделю, благо свита была о конях и дождей за время пути не случилось. Встали на подворье, что недавно пожаловал государь. Терем выходил окнами на восход, с видом на новую Орбацкую краснокирпичную проездную башню и прилегающие стены Белого города, дальше виделся послений рубеж: столетний кремль и его ближайшие башни: Конюшенная, Боровицкая и Свиблова.

- Я уж сказывал тебе прежде, не упоминай всуе о кончине государя. Коль кому твои словеса до ушей дойдут, бысть беде. В измене тебя повинят, в волховании безбожном. Уразумел ли? Что до порухи и бедствий, многолетних. Что ж поделать? Жита на три лета на всю Русь впрок не запасти.

- Так и ладно, ныне хлада трехлетнего нет, и хлебов будет в избытке. Купцы накопят жита впрок, сколь смогут, бо опосля вынуждены будут начать его продавать. Оповестив об напасти черных людей смуты избежим. Некому напраслину будет возводить, де во гладе повинен новый царь. Бояре да люд побогаче выкрутятся, а от бедноты ни чего не делая, дождемся хулы да бунта, купно и порубежные державы с войсками подойдут урвать кусок землицы от царства Московского. - Выложил я новый аргумент.

- Надобно строить хранилища, да погреба какие для долгого хранения продуктов, шесть лет ещё до годины лихой, но делать дело надо ныне. Да вот, прежде, баял ты, что хлеба не хватает за Каменным поясом, да в украйнах полуденных? Может ускорить переселение лишних людей на эти земли? Голодных ртов убавится в скудных землях, тем, кто останется, достанет больше пахотной земли, трудовых рук прибудет в новых пределах.

- Как глад придет тем дворянам кормить своих дворовых нечем будет. На полуденной украйне землица получше нашей-то всяко! Надобно в приказном порядке дворян с крестьянами переселять на новые земли с увеличением наделов. Се государево дело! - разошелся я.

- Можно иноземным купцам на

Источник

Эдуард Аркадьевич Асадов. Избраное

ТВОРЧЕСТВО ВЫСШЕЙ ПРОБЫ

после выщипывания и покраски бровей зуд опухоль чем лечить
об окружающем нас мире.Любой орган чувств представляют собой специализированное рецепторное образование,помогающее организму воспринимать изменения,происходящие вокруг нас.Органы чувств помогают организму лучше п

Если я скажу, что золото никогда не тускнеет, то вряд ли кого-нибудь удивлю. Оно действительно не поддается ни времени, ни щелочам, ни кислотам. То же самое происходит и спроизведениями больших и ярких мастеров искусства и литературы. К сожалению, как и золото, в жизни нашей литературные шедевры втречаются довольно редко. Впрочем, встречайся они часто - золото перестало бы быть золотом. Но они есть, и мы, чтобы не путать их с произведениями менее яркими и глубокими, привыкли называть подобные книги классикой. И мы сейчас не будем, пользуясь прежними консервативными критериями, считать классикой лишь произведения прошлых веков. Да, классика есть. Она живет и сегодня, если только внимательно ко всему приглядеться. О произведениях Эдуарда Асадова так же, как и об их авторе, мне доводилось писать и говорить в своих лекциях как в институтских аудиториях, так и по линии общества "Знание". Книги Асадова прошли самое главное и самое трудное испытание - испытание временем. Вот уже более пяти десятилетий книги Эдуарда Асадова являются едва ли не самыми любимыми и самыми читаемыми как в нашей стране, так и далеко за ее пределами. Чтобы не быть голословной, с абсолютной уверенностью скажу, что вряд ли найдется человек, который, не кривя душой, видел хотя бы раз книгу Эдуарда Асадова, пылящуюся на полках книжного магазина. Но не только испытание временем прошли эти книги, они прошли абсолютно невредимыми сквозь кислоты и щелочи завистливой и недоброжелательной критики. Почему так получилось? Ответ, как говорится, прост до смешного: да потому, что на стороне Эдуарда Асадова были миллионы читателей всех возрастов и профессий - от школьника до ветерана и от рабочего до прославленного ученого. Сразу же возникает вопрос: чем же волнуют и покоряют эти стихи читателей? Да прежде всего огромной художественной

Источник

Сразу хочу обратиться к любителям кидаться мокрыми шароварами и порванными на груди рубахами: Панове! Властью данной мне Господом - способностью творить - я свою часть общей работы сделал: смоделировал крайний сценарий развития событий. Это вам ходули, стремянка - дабы вы смогли заглянуть в открывающуюся бездну грядущего. Теперь ваш черед - сделайте так, что бы описанное будущее не стало реальностью. Praemonitus, praemunitus.

Ночью прошел дождь. Фронт тумана, заворачиваясь в рваные седые космы и покрывая траву новым слоем водяного бисера, весело стелился над самой землей. Резвое осеннее солнышко старалось на совесть, но утренняя ознобистая прохлада, подгоняемая порывистым крученым ветерком, все еще боролась с нарождающимся днем.

Зажатый с двух сторон жовто-блакытный стяг Центрально-Украинской Республики с непропорционально большими "вилами"*, намалеванными от руки в верхнем правом углу, отбиваясь на два фронта, попеременно хлестал своих соседей. Жиденький нейлон, висевшая лохмотьями кустарная прострочка и стиснутое стратегическое положение не оставляли новичку никаких шансов на решительное сопротивление или, хотя бы, на достойную сдачу.

Бело-красное полотнище польского контингента Сил Оперативного Развертывания Евросоюза упрямо и монотонно било слева направо по своим соседям, временами пытаясь опутать и потушить собой портянку ЦУРа. Добротный сетчатый полиэстер давал ощутимое преимущество в скорости и резкости удара, а широкий, еще не сильно обтрепанный, кант и большая, по сравнению с ближайшим соседом, длина позволяла рассчитывать если не на удачный захват, то, как минимум, на серьезный контроль ситуации.

форма бровей селены гомес
Селена Гомес — певица, актриса и обладательница самого популярного Инстаграм-аккаунта в мире: у нее более 128 миллионов подписчиков! В макияже звезда почти всегда следует однажды утвержденному плану: яркий акцент на

Роскошный российский триколор долго не ввязывался в разыгравшуюся баталию. Свисая на пол метра ниже остальных своим тяжелым, за ночь и туманное утро налитым влагой, шелком, он, по началу, надувая парусом многослойное тело, неодобритель

Источник

Неопубликованное, неоконченное 1880 -- 1882 гг.

При жизни автора собрание его сочинений было выпущено в десяти томах (изд. А. Ф. Маркса, 1899 -- 1902; том XI, с повестями и рассказами последних лет, вышел посмертно -- в 1906 г.). Это издание не только не было полным, хотя в переписке и личных бумагах Чехова иногда именуется так, но и не называлось собранием сочинений. По настоянию автора книги выходили под титулами: "Рассказы", "Повести и рассказы", "Пьесы".

Для книгоиздательства А. Ф. Маркса Чехов отобрал лишь часть своих сочинений, заново отредактировав их тексты. В архиве писателя сохранились вырезки из журналов и газет, а также рукописные копии рассказов и юморесок, на которых рукою автора помечено: "В полное собрание не войдет". Некоторые рассказы (около 20) Чехов исключил после того, как они были им выправлены и набраны. Однако нет оснований считать, что состав и композиция первого собрания сочинений вполне соответствовали авторской воле: связанный договором, Чехов должен был считаться как с интересами издателя, так и с требованиями цензуры. К тому же Чехову не удалось собрать всего опубликованного им в журналах и газетах 80-х годов. В результате в издание А. Ф. Маркса не вошла почти половина того, что было создано Чеховым за четверть века его литературного труда.

При жизни Чехова такое издание осуществлено не было. В 1903 году А. Ф. Маркс повторил -- в виде приложения к журналу "Нива" -- первое издание, механически разбив его на шестнадцать томов. Авторизованным здесь был лишь том XII, куда вошли повести и рассказы, приготовленные Чеховым, но не включенные в предыдущее издание {Имеются в виду восемь произведений (среди них "Дама с собачкой", "В овраге", "Человек в футляре", "Крыжовник", "О любви"), не вошедшие в первое издание, поскольку общий объем их не составил 10 печатных листов -- объема, который был принят издателем для каждого

Источник