марфа задумалась мрачно сдвинула брови мне бы конца войны дождаться

Источник

Игроки

Игроки

Одна только мысль, что я еду на свой первый бал, да не просто на бал — на Герцогский, наполняла меня пьянящим искристым счастьем. Хотелось беспричинно смеяться и делать всякие глупости. Папа не торопился меня одергивать — напротив, одобрительно похмыкивал и говорил, какая я у него красавица. С этим я не могла не согласиться: я же видела сегодня свое отражение в зеркале в новехоньком светло-голубом шелковом бальном платье, только-только из-под иглы портнихи.

Выехали мы заранее, так как дорога предстояла неблизкая, а стационарного телепорта до города у нас так и не было. Папа все собирался оплатить, но всегда находились более важные и неотложные траты. На расспросы он отвечал, что является противником этих новомодных веяний и вообще опасается телепортов. "Этак войдешь с одной стороны, а с другой не выйдешь. Или выйдешь, но по частям, — говаривал он тем, кто удивлялся, что у нас еще нет такого полезного устройства. — Нет уж. Мы лучше так, по старинке. Как ездили наши предки: со всеми удобствами, на мягких подушечках, и не рискуя своей целостностью." Для него это было частью образа чудаковатого весельчака, любителя азартных игр и крепких напитков. И все же он лукавил — повозка у нас был вполне современная, магическая, а кучеру не приходилось понукать лошадей, лишь следить за скоростью и направлением, да вовремя уворачиваться от появившихся не так давно лихачей, что так и норовили привести в негодность не только свое транспортное средство, но и чужое. Поговаривали, что собираются вводить правила движения и жестко штрафовать нарушителей. Но пока все разговорами и ограничивалось, хотя слышала я их лет с пяти-шести.

Он выразительно хмыкнул и задвинул шторку. Впрочем, нужды в наблюдениях уже не было: мы подъезжали к герцогскому особняку. У ворот нас остановили. Среди проверяющих был маг, с довольно высоким уровнем Дара, да еще и

Источник

Полупрозрачная глифа «масс-атаки» ярко сверкнула и стремительно переместилась в угол тактического монитора, укладываясь в развернутый веер колоды «текущих задач». По разуму стегнул вбитый пси-гипнозом резкий звуковой сигнал: «Алерт-красный!»

Прыгнуло давление, накачивая мозг и мышцы кровью, мехами загудели легкие – спешно прогоняя через себя кубометры бедного на кислород воздуха.

Не доверяя уязвимой плоти, засуетился имплант. Подсоединенные к нервным узлам тончайшие платиновые электроды заискрили ложными сигналами.

Надпочечникам – еще адреналина! Системе пищеварения – полный стоп! Перистальтике ЖКТ – отключение! Предотвращаем захлест кишечных петель при неизбежных резких движениях гиперскоростного боя.

Тело прошибает холодным потом, а имплант продолжает генерировать нейроимпульсы. Поверхностное кровообращение – на минимум! Сосуды периферийных участков тела – максимальное сужение – нам не нужна лишняя кровопотеря в случае ран! Сосуды в мышцах – на максимальный просвет!

Слюнные и слезные железы – блокировка! Расширение зрачков и активация туннельного зрения – режим хищника! Потоотделение – на пик возможностей. Перегрев тела смертельно опасен!

Много чего скрывается за тривиальной адреналиновой атакой. Природа почти совершенна, и мы лишь слегка ей помогаем, вручную запуская древний механизм «бей или беги».

Имплант «Альфа-прим» уже прижился на три четверти и больше не давит на глазные нервы грубо отрисованными стрелками. Теперь он манипулирует более сложными чувствами. «Эффект кивка» – меня просто клонит в нужную сторону, словно при маневрах малого корабля вокруг источника гравитационного искажения.

Мое подчинение – довольно условно. Право принятия окончательного решения и отдачи приоритетного приказа – по-прежнему за мной. Первое – как за бойцом линии, второе – согласно табели о рангах. Старший лейтенант в соедине

Источник

Онлайн чтение книги Братья и сестры

Сначала было руки опускались: нет народа. Во всем наволоке с утра до вечера топтались несколько женчонок. А тут, как на грех, еще поломалась косилка. Пришлось вызвать с Синельги Мишку Пряслина, — тот за несколько дней на своей машине исколесил целые версты.

На гребь вывели всех поголовно — старых и малых. Древнюю старуху Еремеевну, которая уже и счет годам потеряла, привезли на телеге далеко ходить она не могла, а грабли в руках еще держались.

В двадцатых числах июля Степану Андреяновичу и Насте подкатило неожиданное счастье. Ночью из Росох выехала группа Софрона Игнатьевича и на следующее утро, не ожидая распоряжений правления, вся целиком вышла на домашнее.

Под горой стало людно, как до войны. Правда, иного работничка надо под ногами разглядывать, — того и гляди, загребешь вместе с сеном, но зато было весело и шумно. Женщины — кто помоложе — принарядились: так уж исстари повелось, что, когда убирали домашнее, одевались как о празднике.

Работали без «перекура» — торопились. С самого утра начало молодить-перекрывать тучками, в воздухе стояла духота, парило. Над головами низко носились стрижи, и ребятишки с криком, постоянно вскидывая кверху грабли, пытались их подшибить. Женщины, мокрые, потные, подхлестываемые угрозой дождя, бегали от сеновала к сеновалу, на ходу подхватывали охапки, укладывали в копны. Матери, если под руку попадался зазевавшийся малец, между делом давали подзатыльника, назидательно приговаривая: «Не считай ворон, не маленький».

Сгребальщики — и малый и старый — сыпанули кто куда: кто забрался под копну, кто нашел пристанище под кустами. Марфа Репишная, моложавая Дарья, Варвара и еще несколько женок, прикрывая головы платами, кинулись к ближайшему зароду — высокому стогу длинной кладки. Запыхавшаяся Марфа, добежав до развороченной копны, придвинут

Источник

Книга: Супруга для принца

Поздний вечер накрыл темными сумерками резиденцию графа Талинского. И в это время, в одной из ее комнат, разгоралась настоящая драма.

- Этот кривой, этот косой, этот усатый, лысый, старый… - я на мгновение задумалась над очередным мини-портретом. - Этого я знаю, он бабник, - после чего отбросила и его, затем продолжила ознакомление. - Рыжий, зануда, алкоголик, толстяк, а у этого извилина узлом завязалась. Ну, а это кто?! - спросила я отца, развернув к нему очередное изображение искусства. - Да по нему в склепе родственники уже плачут, и ждут в свои мертвые объятья! И это чудо-юдо надеется заполучить меня в жены?! Да, как он вообще затесался в этом гареме?! Хотя, если учесть, что они все неказистые, то тут ему самое место.

- Дорогая, тебе уже не восемнадцать. Твои младшие сестры давно при хороших мужьях, живут в своих домах и счастливы. Ну, почему с тобой в этом вопросе столько проблем?! - воскликнул отец, вскакивая с места и меряя шагами мою комнату.

- Эти недоразумения ты называешь мужьями? У Элиты супруг сорокалетний рыжий черствый сухарь, который только и делает, что распекает всех слуг за мелочи, ездит в Дом Досуга по пять раз в неделю, и возит в свет с собой супругу, как куклу, красивую и скрашивающую его мерзкую репутацию перед гостями.

- Но он богат, и та роскошь, что окружает Литу, все компенсирует. Ее все устраивает, - попытался отстоять позиции средней дочери лорд Эрнэст Талинский.

- А Эмма? Ей достался ровесник, но какой?! Страшный, сухощавый, тупоголовый, в безвкусном камзоле с засаленными рукавами, и этим его постоянным “Чо”! “Сэр Рупер, как вам погода?”, “А чО, там уже дождь?” - пафосно развела я руками.

- Недостаток его ума Эмми достойно компенсирует. И опять же, обеспечена, постоянно является в свет, и заправляет поместьем и унаследованным Рупером состоянием.

брежневские брови на девушках
Брови для меня- это больная тема. Я с 15 лет их выщипывала, и довольно не плохо с этим справлялась, но предела совершенству нет. Я начала их выдергивать день ото дня, постоянно менять им форму, иными словами, хорошо над ними

Он всег

Источник

Чтобы спасти фамильную плантацию, юная Брай Гамильтон была готова на все. Даже - просить помощи у мужчины. У смелого и опасного мужчины. У врага-северянина Лукаса Кинкейда, одного из "подлых янки", которых прекрасная южанка привыкла ненавидеть всеми силами души.

Однако Лукас, поначалу с легкостью принявший странное, почти невероятное предложение Брай, вскоре понимает - не щедрое вознаграждение удерживает его в доме "нанимательницы", но сводящая с ума слепящая страсть...

Она не собиралась нанимать его. Он знал, что рискует, обращаясь к ней с этой просьбой, но убедил себя, что шанс на успех у него есть. Теперь этого шанса не было.

Лукас Дирборн Кинкейд смотрел на свою будущую работодательницу, сидевшую на противоположном конце длинного стола. Уже бывшую, сказал он себе. Если бы он стоял, то смог бы увидеть неясные очертания ее облика, отражавшиеся в полированной поверхности стола из древесины темного ореха. Они создавали впечатление нежности и ранимости, которые в ней напрочь отсутствовали.

Люк строил догадки, в каком месте их разговора она утратила к нему интерес, если таковой вообще имел место. Он видел, что она думает о чем-то своем, но ее глаза ни разу не выпустили его лицо из поля зрения. Глаза у нее были необычайно красивы. Несмотря на всю важность разговора, он не мог этого не заметить. Они имели тот же голубой оттенок, что и сапфиры. Цвета были схожи, но в камнях, как ни странно, было больше жизни.

лазерная коррекция бровей это
Коррекция бровей — это процедура, во время которой мастер изменяет форму бровей клиента, делая ее более правильно, красивой и подходящей к форме лица. К данной процедуре сегодня прибегают как женщины, так и мужчины, к

Его информировали - нет, предупредили, - что она не такая, как все. Некоторые при этом вертели пальцем у виска и пожимали плечами, пытаясь этими жестами выразить то, что, судя по всему, боялись облечь в слова. Другие просто качали головой, многозначительно поднимали брови и заявляли, что ему ни за что не получить у нее работу. Она никогда не наймет его, говорили они, давая понять, что проблема заключается в ней, а не в нем, но не

Источник

Книга: К чему приводят девицу... Ночные прогулки по кладбищу

Он стоял перед ними на коленях, но ни на кого из них не смотрел. Кто-то из пятнадцати хмурился, кто-то горестно вздыхал, кто-то презрительно кривил свои уста. Его покровитель досадливо покусывал губы и порывался что-то сказать. Но властный жест Старшего остановил Младшего.

— Хорошо, — кивнул Старший, — мы вернемся к тому, на чем закончили, но ты позабудешь обо всем и выберешь другой путь, принеся в жертву тех двоих, кого любил больше жизни. И это все только ради нее одной! Надеюсь, что ты не передумаешь, Князь!

— Милый, — послышался голос матушки, — ты забываешься! Давай подведем итог: Этель уже пора замуж, академию она окончила, осталось лишь диплом получить и…

— Ну вот, — шепотом провозгласила я и на цыпочках отошла от двери, сделав знак рукой, чтобы кузины Лиссандра и Йена следовали за мной.

— Та-а-ак, все интересное закончилось, — уже в моей комнате прокомментировала происходящее Лисса, — и снова последует: «Зачем я женился и залез в это бабье царство?! Ой-ой-ой…»

Что правда, то правда, подумала я. После женитьбы попал батюшка в истинно бабье царство и осознал, как ему не повезло. Хотя изначально думал, что ему улыбается богиня удачи, потому что женился родитель на первой красавице западной окраины Норуссии, к тому же дочери известной на всю страну травницы и боевой ведьмы, принадлежащей к древнему знатному роду. В ре зультате этого брака помимо не особо покладистой супруги папенька получил еще и трех сестер жены в придачу. Непутевых сестер, ибо кто же знал, что ветреная богиня так посмеется над незадачливым парнем и подсунет ему в родственницы воительницу, которая из принципа замуж выходить не хочет, циркачку и дерзкую боевую ведьму, от которых мужья просто сбегут в прямом смысле этого слова. Но и на этом судьба не успокоилась, ибо у батюшки родились две до

Источник